Делаем работу ломбардов проще!
  • Комплексное решение от фирмы «1С»
    для ведения основной деятельности,

    учета на двух планах счетов (РСБУ и ЕПС)
    и сдачи отчетности в формате XBRL


  • 1C:ЛОМБАРД


Интервью Председателя Совета Национального Объединения Ломбардов журналу Эксперт.

Лазутин Алексей, Председатель совета Союза “Национальное Объединение Ломбардов” дал интервью журналу “Эксперт”.

 

-Алексей, расскажите немного о себе.

 

-Родился в Москве в 1979 году, до пяти лет жил с родителями в коммуналке на Садово-Кудринской улице. Помню отрывками, что мы с родителями гуляли часто в московском Зоопарке и на Патриарших прудах. В детский садик ходил на пятидневку, то есть в понедельник меня направляли в детский сад, а в пятницу забирали обратно.

 

-А кто Ваши родители, если не секрет?

 

-Сейчас уже не секрет, Мой отец одиннадцать лет прослужил в спецподразделении Альфа, и было несколько забавных историй, когда одно время он представлялся соседям и родственникам как работник ЖКХ, потом там что-то поменялось и он стал военным, а потом вдруг снова работником ЖКХ. При этом очень часто ездил в долгие командировки, и иногда приезжал с учений из-под Ярославля загорелым и привозил с собой откуда-то целую коробку сушеных дынь, что на тот момент было большой диковинкой. Еще, помню, у него уже на тот момент, задолго до появления потребительских пейджеров, была странная штуковина под названием «мультитон», если начинала пищать и на экране которой появлялись цифры от 0 до 9, то он сразу куда-то уходил… Мама работала в другом управлении этой же организации, связанной с правительственной связью. Забавно, что они оба из Москвы, но познакомились в Одессе.

-Интересно, а что было дальше?

 

В 1984 году нам дали новую двухкомнатную квартиру в районе Бирюлево-Восточное, и мы переехали туда. Надо сказать, что я занимал очень авторитетную позицию среди местной детворы, так как у меня всегда были гильзы практически любого калибра, и мы вытворяли с ними очень опасные как мне видится сейчас вещи. На тот момент не было различных устройств связи, поэтому мы уходили с утра, а возвращались, как правило вечером. Конечно, как и у всех, не обходилось без различных форс-мажоров, но, в целом, у меня было очень крутое детство.

 

-Какой Ваш первый опыт создания бизнеса?

 

-Когда мне было лет, наверное, десять, очень редко в магазине Соки-Воды-Табак «выбрасывали» жвачки Дэни по 15 копеек. Мы с несколькими моими приятелями скупали по 100-120 штук и продавали их в Расторгуево до 1 рублю за штуку. Помню максимальная дневная выручка у меня была 65 рублей, для примера на тот момент заработная плата моей мамы была 120 рублей в месяц. У меня даже однажды родители нашли примерно такую сумму, и мне пришлось солгать, что я эти деньги украл у них, чтобы не было серьезных последствий, так как на тот момент спекуляция являлась уголовно наказуемым преступлением…

Но более серьезный первый опыт в бизнесе у меня был в двенадцать лет, когда я заложил свидетельство о рождении в издательстве газет, взял под это дело примерно 100 разных газет, и был очень удивлён насколько они пользовались спросом в метро, но при этом в Союзпечати на улице их почти никто не покупал. Через какое-то время у меня уже сформировался достаточный для такого бизнеса капитал. Я расширил ассортимент и стал зарабатывать больше чем мои родители вместе. Мы сформировали некий пул из неконкурентного ассортимента с другими «бизнесменами», среди которых я был самый младший, и «оккупировали» станцию метро Новокузнецкая, где без каких-либо разрешений, аренд и тому подобного сформировали что-то типа саморегулируемой организации, которая позволяла работать действующим участникам, но войти в нее извне было крайне сложно, по-простому говоря никто другой кроме нас продавать газеты на этой станции не мог.

 

-А как же учеба?

 

-В какой-то момент родители узнали о моем хобби… Мне сильно влетело, после чего я начал делать вид, что хожу в школу. Надо сказать, что до пятого класса я учился очень неплохо, да и потом очень быстро все схватывал на лету, но учеба на тот момент была не в моде, и мы придумывали всяческие развлечения, чтобы прогулять школу и чем-то заняться. Развлекательной инфраструктуры практически никакой не было: в холодную погоду мы делали в подвалах так называемые «коморки», обставляли их старой мебелью, играли там на гитарах и т.д., а летом часто ходили в дендропарк и развлекались как могли там. Спортивные стрижки и костюмы были в тот момент в большой моде. Если бы в какой-то момент я не ушел в армию, то скорее всего мог стать жертвой наркоманской эпидемии, пик которой пришелся на 1997-1999 год. В этот период не стало практически всего окружения в районе, с которым я общался до армии…

 

Но в армии у меня произошла перезагрузка, я начал готовиться к поступлению в ВУЗ, и как раз к моему дембелю вышел закон о внеконкурсном зачислении военнослужащих в ВУЗы. Сразу после дембеля я поступил в ГУУ в институт финансового менеджмента. Там на меня очень большое влияние оказал основатель кафедры Управления финансовыми рисками Владимир Морыженков, который впоследствии был руководителем моего дипломного проекта, мы и по сей день продолжаем очень теплое общение.

 

-И после окончания ГУУ вы пошли работать в ломбарды?

 

-Про ломбарды я тогда ничего не знал. Учился я очень напряженно, так как нужно было наверстать все, что я пропустил, а также овладеть профессиональными дисциплинами. Но на момент выпуска, у меня были уже достаточно неплохие знания в корпоративных финансах и фондовом рынке, что было большой диковинкой. Работать я пошел в компанию Brunswick, которая ассоциировалась у меня с инвестиционной компанией, но на собрание клуба выпускников ГУУ приехала руководитель по России и СНГ Brunswick Bowling&Billiards – Карина Маликова, произвела на меня очень большой впечатление, и я подумал, что надо развивать инфраструктуру активного отдыха из развлечений в нашей стране.

 

Мы выбрали очень удачную стратегию: консультировали консультантов на рынке недвижимости как в торговых центрах организовать развлекательную составляющую, и в итоге заняли 80% рынка боулинга – это было крайне увлекательно и интересно. Затем меня пригласили развивать одежную розничную сеть, потом экспериментировал в нескольких направлениях создания собственного бизнеса, и всегда был в поиске модели, которая могла бы стать идеальной по соотношению риска и доходности. И такая модель нашлась, ей стал ломбард. В 2010 году меня пригласили на позицию заместителя генерального директора легендарной сети ломбардов Мосгорломбард.

 

-Получается Вы уже 10 лет в ломбардах?

 

-Да, и надо сказать, что мы каждый раз, шаг за шагом, вносим на рынок свежие идеи, и намного дальше продвинулись в этом направлении большинства наших зарубежных коллег. Но все было не сразу и не быстро.

 

Когда я в первый раз пришел на работу в Мосгорломбард, я как будто снова окунулся в Советский Союз. Компания на 100% принадлежала государству, и многие вещи были для меня мягко говоря несколько странными. Я конечно же с ходу накидал стратегический план возможного развития, но реализовать его не представлялось возможным, так как многие цели и задачи государственной компании часто не совпадают с целями и задачами компании частной…

Тем не менее, за первые два года работы в Мосгорломбарде я открыл для себя, что ломбард – это наиболее сбалансированный по соотношению риски и доходности Актив, о котором можно только мечтать, и за это же время увидел массу узких мест, оптимизировав которые можно существенно улучшить показатели бизнеса, и в дальнейшем перейти к его успешному тиражированию. Во-первых, большинство займов в ломбарде обеспечено золотом, ликвидационная стоимость которого существенно выше суммы выданных займов. Во-вторых, средняя сумма одного займа находится в пределах 10 000 рублей, то есть мы имеем хорошо диверсифицированный портфель. В-третьих, все займы перераспределены по розничным объектам, то есть даже при ликвидации одного из объектов система в целом не пострадает. Конечно, чтобы система функционировала без сбоев нужен очень продуманный механизм операционного управления, но если этот механизм есть, то мы говорим про ломбарды, как про уникальный кредитный финансовый институт, кредитные риски в котором стремятся к нулю.

Затем, в какой-то момент, Мосгорломбард попал в сферу интересов сменившейся из-за ухода Юрия Лужкова команды Департамента Имущества Москвы, и часть ключевых сотрудников Мосгорломбарда ушла из Компании. Это были непростые времена для Мосгорломбарда, но несмотря ни на что Компания продолжала работать…

 

Я начал искать ресурсы для открытия ломбарда, и мы с партнерами даже открыли один объект, но для развития требовались дополнительные инвестиции, которых на тот момент у меня не было.

 

 -А как же тогда получилось так, что Вы сейчас генеральный директор Мосгорломбарда?

 

-В 2013 году меня пригласили в Санкт-Петербург на позицию директора департамента ломбардной и скупочной деятельности компании 585/Золотой. Первым делом, я предложил купить Мосгорломбард, который входил в план приватизации, но на тот момент Мосгорломбард владел неликвидной недвижимостью, поэтому стоимость казалась слишком высокой, поэтому было принято отрицательное решение.

Было забавно, когда я спросил на собеседовании сколько у этой сети объектов и услышал в ответ 244 – я был несколько шокирован. В общем, я прошел все тесты и проверки, и после этого погрузился в операционное управление сетью ломбардов, находящейся практически во всех уголках нашей страны. Иногда были такие случаи, что мы узнавали о наличии города в Российской Федерации только лишь по тому, что там открывался новый объект. За время работы в 585 я узнал очень много нового и полезного, и очень благодарен всей без исключения Команде Золотого за бесценный опыт и сотрудничество.

В 2014 году основным регулятором ломбардного рынка стал Банк России, и стало понятно, что если не объединить усилия всех участников рынка, то ЦБ мог спроецировать регуляторную нагрузку с банковского сегмента, что можно быть губительно для ломбардного рынка. Мы встретились с активными и крупными участниками ломбардного рынка, и приняли решение организовать Национальную Ассоциацию Ломбардов, президентом которой выбрали меня.

 

После этого мы встречались с руководством профильных подразделений ЦБ и другими очень интересными и влиятельными людьми, мне стало интересно данное направление, но нужно было выбирать: либо операционное управление сетью, либо полное погружение в общественную деятельность. У нас в этом смысле не сошлись ожидания с моим руководством, поэтому я принял решение покинуть 585/Золотой. К слову, на тот момент в компании было уже 565 объектов. Было это в 2015 году.

 

Когда я ехал на Сапсане домой в Москву, мне позвонил бывший партнер и предложил встретиться через пару дней. Уже через неделю после встречи я организовал Национальное Объединение Ломбардов, которое должно было с одной стороны консолидировать участников ломбардного рынка и представлять их интересы, а с другой – покупать оптом невостребованные драгоценные металлы с целью их дальнейшего аффинажа и поставки ювелирным производителям. Объединение развивалось очень быстро, мы проводили конференции во многих городах РФ. Приглашали представителей всех регуляторов и местных участников рынка, и конструктивно вели диалог со всеми сторонами. Я стал участником экспертных советов при ЦБ, Пробирной Палате, Государственной Думе и других.

 

Дальше, у моих партнеров возникли некоторые разногласия, не позволяющие развиваться по ранее оговоренному стратегическому плану, поэтому я ушел в поиски инвесторов для построения теперь уже оптового трейдера и ломбардной сети.

 

Надо сказать, что в тот момент было несколько интересантов завязать партнерские отношения, но по разным причинам дело затягивалось.

 

В 2016 году я был инициатором Первого Всероссийского Форума Ломбардов, на который приехали руководители и собственники ломбардов со всей страны, стало понятно, что надо начинать здесь и сейчас.

 

И в апреле 2016 мы с партнерами организовали компанию ЛОТ-ЗОЛОТО, которая на текущий момент занимает лидирующую позицию на оптовом рынке вторичных драгоценных металлов.

 

Надо отметить, что мы с самого начала использовали только заемный капитал, за исключением нескольких сотен тысяч рублей, которые были необходимы для организации офиса. Первые займы мы привлекали на разных площадках примерно под 30% годовых, и всегда вовремя исполняли обязательства перед займодавцами. ЛОТ-ЗОЛОТО и сейчас продолжает активно развиваться под руководством моего партнера и давнего друга еще по компании 585/Золотой – Андрея Жирных.

 

Вообще, мы вместе с партнерами с 2016 года сделали очень много проектов по бухгалтерскому и юридическому сопровождению ломбардов, или таких инновационных как: Goldmint и Custody Bot, – создавал которые практически с нуля наш партнер Дмитрий Плущевский, –  о которых можно написать еще не одно интервью, но я бы хотел остановиться более подробно на Мосгорломбарде.

 

В 2017 году нам поступило предложение о приобретении 100% АО МГКЛ «Мосгорломбард» по более-менее приемлемой цене. Тут, что называется, прямо как все звезды сошлись! На тот момент Мосгорломбард принадлежал уже ГК ВТБ, и они очень технично провели реструктуризацию компании, освободив Актив от недвижимости, что позволило справедливо оценить Мосгорломбард.

 

Мы провели дью дилидженс, затем были долгие переговоры, и в итоге договорились о приемлемых для нас условиях. Последнее слово было за еще одним моим партнером – Константином Романовым, который ранее был одним из собственников Союзконтракта; заместителем генерального директора Норникеля. По сути, когда мы в юношестве жарили куриные окорочка, пили разбавленный спирт Royal, запивали Херши-Колой – всем этим заведовал Константин Романов. Сейчас Константин Романов  – Председатель Совета Директоров, а Андрей Жирных и Дмитрий Плущевский – Члены Совета Директоров Мосгорломбарда.

 

Первый год на посту генерального директора Мосгорломбарда был для меня очень сложным: хотя я и знал, что нужно делать для увеличения эффективности работы Компании, ряд объективных причин замедлили выход на плановые показатели на несколько месяцев, но в дальнейшем мы вышли на запланированные результаты, и сейчас движемся даже несколько впереди все набирающего темпы «паровоза».

 

-События нынешнего года нанесли существенный урон экономикам стран, выбили почву под ногами практически всех отраслей бизнеса. Как режим ограничений отразился на вашей сфере?

 

-События этого года еще раз доказали, что ломбарды при грамотном управлении – нерушимая бизнес-модель и институт финансовой доступности. В Москве ломбарды не закрывали во время режима самоизоляции, поэтому сильно мы в этот период не пострадали.

 

Есть конечно некоторые объекты с высокой арендной платой, результаты у которых сейчас существенно ухудшились, но мы надеемся найти компромисс с арендодателями, чтобы оставить их, в то же время если не получится мы уже нашли альтернативные площадки для переезда.

 

Кроме того, с марта мы открыли шесть новых объектов, а до конца года планируем открыть еще как минимум 27.

 

Очень здорово, что мы заранее внедрили технологии онлайн платежей – это один из факторов, который позволил нам сохранить кредитный портфель на допондемийном уровне. В одном из наших объектов пилотируется золотомат, под названием Custody Bot, который в тестовом режиме проводит диагностику ювелирных украшений, а когда будет позволять законодательство у Мосгорломбарда будет эксклюзив на использование роботов-ломбардов на территории Московского региона. Вообще, поразительно конечно, как быстро технологии от «мультитона» пришли к роботу-ломбарду…

 

-Компания заявила о намерении выйти на IPO. Изменились ли планы в связи с пандемией коронавируса? Вносили корректировки в сроки и выбор площадки?

 

-Мы готовы к быстрому развитию, и мы уже приступили к реализации нашей стратегии роста. При этом на первом этапе у нас нет амбиций стать лидерами рынка: в среднесрочной перспективе мы намерены занять примерно 20% рынка Московского региона – этого будет достаточно, чтобы соответствовать требованиям биржи при первичном размещении.

 

К концу 2022 года по нашим оценкам Мосгорломбард должен управлять более, чем 150 объектами, а портфель займов должен быть более 1 млрд. рублей. При этом доля золота должна быть не меньше 70% от портфеля. Остальное – шубы; бытовая техника и электроника, а также мы сейчас активно смотрим в сторону выдачи займов под залог автомобилей, но пока не приняли решения о запуске. И даже после выхода на биржу мы не планируем отходить от операционного управления, и будем продолжать активно реализовывать стратегию развития.

 

– Каким образом компания готовится к IPO?

 

У нас есть четкое понимание, что нужно сделать, чтобы выйти на биржу, и IPO на текущий момент приоритетный, но не единственный инструмент привлечения капитала. В то же время, не имеет значения: будет это стратегический инвестор или первичное размещение акций, – методы оценки примерно у всех одинаковые. Поэтому у Мосгорломбарда сейчас несколько основных вех на этом пути: пройти аудит; подготовить отчетность по стандартам МСФО; получить кредитный рейтинг; выпустить биржевые облигации; на привлеченные деньги развить бизнес, а также существенно снизить текущую средневзвешенную стоимость капитала. В общем, впереди у нас крайне интересные и насыщенные несколько лет.

 

– Мосгорламбард уже разместил по закрытой подписке внебиржевые облигации. Какова их доходность?

 

-Действительно, мы недавно завершили размещение коммерческих облигаций по закрытой подписке на 200 млн. руб. под 16% ежемесячный купон, сроком обращения – 3 года. Это позволило нам перевести все пассивы в раздел долгосрочных, снизить стоимость капитала, а также приступить к первой фазе реализации стратегии роста. Надо сказать, что даже после размещения коммерческих облигаций мы видим сделки по ним на внебиржевом рынке, что говорит об интересе со стороны инвесторов к Мосгорломбарду.

 

Как только мы пройдем аудит, переведем отчетность в стандарт МСФО и получим кредитный рейтинг, то планируем выпустить биржевые облигации с ориентировочным купоном уже 12% годовых. Одновременно, мы ведем переговоры с несколькими небольшими и средними сетями ломбардов по их покупке.

 

Совсем недавно Банк России в очередной раз снизил ключевую ставку, что повлечет за собой снижение ставки по депозитам, поэтому мы полагаем, что ориентир 12% может быть пересмотрен даже в меньшую сторону.

 

-В июне планируется 1-я дополнительная эмиссия акций компании. На каких условиях вы будете проводить размещение? 


-В мае-июне мы перевели реестр в АО «СТАТУС», по моему мнению – это своеобразный uber среди регистраторов. Это позволит нашим текущим и будущим акционерам принимать решения и реализовывать их в режиме онлайн из мобильного приложения. Из-за пандемии и удаленной работы регистраторов и спец депозитариев, возможно, эмиссия произойдет в июле 2020 года, но это технический момент, который никак не скажется на инвесторах. Я не могу озвучивать детали размещения акций по закрытой подписке, могу лишь сказать, что это и привилегированные и обыкновенные акции.

 

В наших планах по мере движения к IPO провести несколько дополнительных эмиссий в разное время, при этом каждый раз проводя независимую оценку Мосгорломбарда, по которой и будут размещаться акции по закрытой подписке.

 

– Каков ваш прогноз на развитие ломбардного бизнеса в стране до конца этого года? На 5 лет вперёд?

 

-Текущая макроэкономическая ситуация, а также консенсу-прогнозы аналитиков сводятся к тому, что в целом уровень доходов населения будет продолжать сокращаться, поэтому если совсем кратко, то во второй половине этого года мы ожидаем увеличение спроса на займы в ломбардах на 35-50% по отношению к прошлому году, что позволит Мосгорломбарду нарастить кредитный портфель на действующих, а также на вновь открываемых объектах.

 

Если говорить про пятилетний горизонт, по моему мнению, на рынке ломбардов в РФ может остаться несколько десятков сетевых операторов, а небольшие ломбарды скорее всего либо уйдут с рынка, либо переквалифицируются в смежные направления для выхода из-под надзора Банка России. Одним из операторов рынка будет конечно же Мосгорломбард. Мы ожидаем капитализацию Мосгорломбарда к этому времени на уровне не менее 5 млрд. рублей.

 

Источник: https://expert.ru


Обратный звонок
×
Получить пакет документов
Пожаловаться на ломбард
Подписаться на новости
×